ВЭИ в годы Великой Отечественной войны

Всесоюзный электротехнический институт был основан в 1921 г. в рамках плана ГОЭЛРО. Уже в 20—30-е годы ВЭИ (до 1925 г. — Государственный экспериментальный электротехнический институт) стал ведущим  научно-техническим центром, который вел разработки не только по  высоковольтной электротехники, но и в области радиоэлектроники, светотехники и других,  связанных с электрофизикой областях. Уделялось внимание и специальной тематике, например, уже  в 1925 г. исследовалась возможность обнаружения самолетов по электромагнитному излучению систем зажигания и по тепловому излучению двигателя. В дальнейшем эта направление привело к созданию в начале 30х годов В.Л. Грановским и другими сотрудниками института первого в мире теплопеленгатора для ВМФ. 

В довоенные годы в ВЭИ было разрабатывал  различное электротехническое оборудование для Днепрогэса и других электростанций,  оборудование высоковольтных ЛЭП, тяговых подстанций.  Широко велись работы под руководством выдающегося ученого С.А Лебедева по решению трудной  технической задачи параллельной работы электрогенераторов на общую сеть ЛЭП. Сотрудниками института была  создана система освещения кремлевских звезд и Мавзолея В.И. Ленина. 

Сформировалось научное направление в области вакуумной и плазменной электроники. Разрабатывались фотоэлементы для звукового кино и была создана  П.Г. Тагером первая система  звукового кино. Велись работы в области  телевизионного вещания , создавались , приемные и передающие телевизионные трубки, фотоэлектронные умножители и многое др. Из стен ВЭИ осуществилась в мае  1931 года первая в стране телевизионная передача.  Первыми в мире  А.Г. Иосифьяном и В.Д. Свечарником  был изобретен  бесконтактный сельсин,  нашедший  широкое  применение в самых разных системах слежения.  

Уже в начале 30-х годов в  открытых работах ВЭИ  говорится и о возможности видения в темноте при помощи инфракрасных (ИК) лучей. Это направление работ  активно велось в институте  под руководством П.В. Тимофеева, были  разработаны оригинальные конструкции электронно-оптических преобразователей (ЭОП), все необходимые компоненты к ним (рис. 1, 2) и на их основе ИК-приборы военного назначения, которые вполне соответствовали мировому уровню. В результате творческой работы к концу 1937 г. был собран макет первого отечественного прибора ночного видения (ПНВ) (рис. 3). К 1941 г. были разработаны и приняты на вооружение на флоте пеленгатор «Омега-ВЭИ», бинокль «Гамма-К» (рис. 4, 5) и аппаратура для совместного плавания кораблей «Огонь». Эти приборы отличались относительной простотой конструкции и технологичностью для массового производства. 

С помощью этих приборов решались следующие задачи: 

замена видимых навигационных и створных огней невидимыми ИК-огнями; 

обеспечение совместного плавания кораблей при полной светомаскировке; 

визуальная секретная связь между кораблями и береговыми точками. 

К началу войны на Черноморском флоте уже имелось 15 ИК-пеленгаторов «Омега-ВЭИ», к ноябрю 1941 г. было поставлено еще 18. 

В начале войны институт перешел на  военное положение, отдавая все силы  на  необходимые фронту разработки.  Именно в  ВЭИ  А.К. Андриановым  была разработана  самовоспламеняющаяся смесь  для борьбы с танками, которая впоследствии стала известна как «коктейль Молотова»  и выпуск  бутылок с зажигательной смесью был освоен на  опытном заводе ВЭИ.  По предложению сотрудников  ВЭИ будущего  писателя- фантаста А.П Казанцева и А.Г. Иосифьяна  были разработаны и испытаны управляемые по проводам танкетки для борьбы с вражескими танками.

Враг пытался  уничтожить институт,  на ВЭИ было  произведено несколько налетов вражеской авиации (рис. 6). Крупная зажигательная жидкостная бомба попала в электрофизический корпус, где проводились работы по спецтехнике.

Вот выдержка из боевого журнала штаба МПВО ВЭИ (первая бомбежка) того времени: 
23 июля 1941 года
22 час. 09 мин. Главный пост наблюдения докладывает штабу: "Слышу шум самолетов".
22 час. 10 мин. Штаб МПВО приказывает "Всем постам МПВО усилить наблюдения. Особое внимание обратить на светомаскировку".
22 час. 12 мин. Главный пост: "В западном направлении слышу стрельбу зенитной артиллерии".
22 час. 22 мин. Главный пост: "Вижу осветительные ракеты над объектом ТЭЦ № 11".
22 час. 26 мин. Главный пост: "С запада самолеты - непосредственная угроза объекту". На этом связь с постом была прервана.
22 час. 27 мин. Наземный пост № 1: "Взрывы фугасных бомб на объекте здания ЭФК".
22 час. 29 мин. Наземный пост № 2: "Светомаскировка нарушена, взрывной волной выбиты рамы".
22 час. 40 мин. Наземный пост № 2: "Большая воронка от фугасной бомбы с северной стороны здания АХО".
22 час. 45 мин. В штаб МПВО объекта явился боец, доложил охране ВОХР: "Начальник охраны Ф.П. Белов убит. Связь нарушена. Городские телефоны по всему объекту не работают".

Хорошо подготовленная объектовая противопожарная команда срочно развернула технику огнетушения. Работой распылителей, пенотушением, засыпкой песком, покрытием кошмой удалось в течение 10—15 мин сбить пламя на крыше и ликвидировать отдельные узлы загорания мягкой кровли. В этом эпизоде отличились   А.Г. Иосифьян и  С.А. Лебедев, дежурившие в ту ночь. 


Рис. 1. ЭОП типа Ц-1 (1939—1945 гг.)


Рис. 2. Миниатюрный кенотрон типа К-1 для питания прибора ночного видения (1940 г.)


Рис. 3. Морской инфракрасный прожектор и прибор наблюдения (1937 г.)