ВЭИ в годы Великой Отечественной войны

ВЭИ в годы Великой Отечественной войны

Всесоюзный электротехнический институт был основан в 1921 г. в рамках плана ГОЭЛРО. Уже в 20—30-е годы ВЭИ (до 1925 г. — Государственный экспериментальный электротехнический институт) стал ведущим  научно-техническим центром, который вел разработки не только по  высоковольтной электротехники, но и в области радиоэлектроники, светотехники и других,  связанных с электрофизикой областях. Уделялось внимание и специальной тематике, например, уже  в 1925 г. исследовалась возможность обнаружения самолетов по электромагнитному излучению систем зажигания и по тепловому излучению двигателя. В дальнейшем эта направление привело к созданию в начале 30х годов В.Л. Грановским и другими сотрудниками института первого в мире теплопеленгатора для ВМФ. 

В довоенные годы в ВЭИ было разрабатывал  различное электротехническое оборудование для Днепрогэса и других электростанций,  оборудование высоковольтных ЛЭП, тяговых подстанций.  Широко велись работы под руководством выдающегося ученого С.А Лебедева по решению трудной  технической задачи параллельной работы электрогенераторов на общую сеть ЛЭП. Сотрудниками института была  создана система освещения кремлевских звезд и Мавзолея В.И. Ленина. 

Сформировалось научное направление в области вакуумной и плазменной электроники. Разрабатывались фотоэлементы для звукового кино и была создана  П.Г. Тагером первая система  звукового кино. Велись работы в области  телевизионного вещания , создавались , приемные и передающие телевизионные трубки, фотоэлектронные умножители и многое др. Из стен ВЭИ осуществилась в мае  1931 года первая в стране телевизионная передача.  Первыми в мире  А.Г. Иосифьяном и В.Д. Свечарником  был изобретен  бесконтактный сельсин,  нашедший  широкое  применение в самых разных системах слежения.  

Уже в начале 30-х годов в  открытых работах ВЭИ  говорится и о возможности видения в темноте при помощи инфракрасных (ИК) лучей. Это направление работ  активно велось в институте  под руководством П.В. Тимофеева, были  разработаны оригинальные конструкции электронно-оптических преобразователей (ЭОП), все необходимые компоненты к ним (рис. 1, 2) и на их основе ИК-приборы военного назначения, которые вполне соответствовали мировому уровню. В результате творческой работы к концу 1937 г. был собран макет первого отечественного прибора ночного видения (ПНВ) (рис. 3). К 1941 г. были разработаны и приняты на вооружение на флоте пеленгатор «Омега-ВЭИ», бинокль «Гамма-К» (рис. 4, 5) и аппаратура для совместного плавания кораблей «Огонь». Эти приборы отличались относительной простотой конструкции и технологичностью для массового производства. 

С помощью этих приборов решались следующие задачи: 

замена видимых навигационных и створных огней невидимыми ИК-огнями; 

обеспечение совместного плавания кораблей при полной светомаскировке; 

визуальная секретная связь между кораблями и береговыми точками. 

К началу войны на Черноморском флоте уже имелось 15 ИК-пеленгаторов «Омега-ВЭИ», к ноябрю 1941 г. было поставлено еще 18. 

В начале войны институт перешел на  военное положение, отдавая все силы  на  необходимые фронту разработки.  Именно в  ВЭИ  А.К. Андриановым  была разработана  самовоспламеняющаяся смесь  для борьбы с танками, которая впоследствии стала известна как «коктейль Молотова»  и выпуск  бутылок с зажигательной смесью был освоен на  опытном заводе ВЭИ.  По предложению сотрудников  ВЭИ будущего  писателя- фантаста А.П Казанцева и А.Г. Иосифьяна  были разработаны и испытаны управляемые по проводам танкетки для борьбы с вражескими танками.

Враг пытался  уничтожить институт,  на ВЭИ было  произведено несколько налетов вражеской авиации (рис. 6). Крупная зажигательная жидкостная бомба попала в электрофизический корпус, где проводились работы по спецтехнике.

Вот выдержка из боевого журнала штаба МПВО ВЭИ (первая бомбежка) того времени: 
23 июля 1941 года
22 час. 09 мин. Главный пост наблюдения докладывает штабу: "Слышу шум самолетов".
22 час. 10 мин. Штаб МПВО приказывает "Всем постам МПВО усилить наблюдения. Особое внимание обратить на светомаскировку".
22 час. 12 мин. Главный пост: "В западном направлении слышу стрельбу зенитной артиллерии".
22 час. 22 мин. Главный пост: "Вижу осветительные ракеты над объектом ТЭЦ № 11".
22 час. 26 мин. Главный пост: "С запада самолеты - непосредственная угроза объекту". На этом связь с постом была прервана.
22 час. 27 мин. Наземный пост № 1: "Взрывы фугасных бомб на объекте здания ЭФК".
22 час. 29 мин. Наземный пост № 2: "Светомаскировка нарушена, взрывной волной выбиты рамы".
22 час. 40 мин. Наземный пост № 2: "Большая воронка от фугасной бомбы с северной стороны здания АХО".
22 час. 45 мин. В штаб МПВО объекта явился боец, доложил охране ВОХР: "Начальник охраны Ф.П. Белов убит. Связь нарушена. Городские телефоны по всему объекту не работают".

Хорошо подготовленная объектовая противопожарная команда срочно развернула технику огнетушения. Работой распылителей, пенотушением, засыпкой песком, покрытием кошмой удалось в течение 10—15 мин сбить пламя на крыше и ликвидировать отдельные узлы загорания мягкой кровли. В этом эпизоде отличились   А.Г. Иосифьян и  С.А. Лебедев, дежурившие в ту ночь. 


Рис. 1. ЭОП типа Ц-1 (1939—1945 гг.)


Рис. 2. Миниатюрный кенотрон типа К-1 для питания прибора ночного видения (1940 г.)


Рис. 3. Морской инфракрасный прожектор и прибор наблюдения (1937 г.)


Рис. 4. Морской ИК-пеленгатор «Омега-ВЭИ» на репитере гирокомпаса (1939 г.)


Рис. 5. Комплект прибора «Гамма-ВЭИ» (1940 г.)

Для развития работ по оборонной тематике в 1942 г. по решению Государственного Комитета Обороны при ВЭИ было создано Особое конструкторское бюро (ОКБ-1). 
К 1944 г. в состав ОКБ-1 входили: 
лаборатория № 1 — фотоэлектронные умножители и др.; 
лаборатория № 2 — разработка ЭОП; 
лаборатория № 3 — приборы на основе ЭОП (рис. 7); 
лаборатория газового разряда; 
лаборатория редких газов; 
лаборатория прожекторной техники;
лаборатория специальных вопросов светотехники (светящиеся краски); 
лаборатория новых источников света (газоразрядные лампы); 
лаборатория осветительных приборов; 
лаборатория архитектурного освещения; 
колориметрическая лаборатория.
Кроме того, при ОКБ-1 имелись опытный вакуумный цех, оптический цех, механическая мастерская, производство редких газов, конструкторская группа. 
Ведущими авторами разработок в годы войны были В.Г. Бирюков, П.В. Тимофеев, В.И. Архангельский, В.И. Красовский, Е.С. Ратнер, М.М. Ческис, В.В. Сорокина, М.М. Бутслов, М.С. Юров, П.Р. Смирнов, К.А. Юматов, С.В. Юдкевич, Г.М. Топчиев, Е.Г. Кормакова, И.Н. Зайдель, А.М. Шемаев, С.Т. Синицын и др.
В 1943 г., когда приборы были получены в достаточном количестве, командование флота признало ИК-огни основным средством ограждения. С их помощью проводилось снабжение осажденного Севастополя и эвакуация раненых. Было отмечено, что противник не обстреливал фарватер, когда там горели ИК-огни, так как не видел их.
Значительные успехи были достигнуты при ночном минировании и разминировании с использованием ИК-приборов, опытное применение они нашли в авиации, в танковых войсках (рис. 8), для оснащения стрелкового оружия. 
Созданные приборы получили высокую оценку адмиралов Н.Г. Кузнецова и Л.М. Галлера, генералов С.М. Штеменко и М.И. Неделина, академиков С.И. Вавилова и А.А. Лебедева. Всего за годы войны было выпущено и поставлено на флот и в армию около семи тысяч различных ИК-приборов. 
Существенным недостатком приборов ночного видения с подсветкой была возможность их обнаружения аналогичными приборами противника. Понимая это, руководство Наркомата обороны еще в предвоенные годы поручило ВЭИ создание ИК-прибора, работающего в пассивном режиме. Под руководством профессора В.Л. Грановского в 1940 г. был создан морской теплопеленгатор, нашедший применение в системах наблюдения на подходах к военно-морским базам. Создатели этого прибора одними из первых в стране были удостоены Сталинской премии.
Рис. 6. Электрофизический корпус после взрыва фугасной бомбы (1941 г.)


Рис. 7. Приборы ночного видения ОКБ-1 (1942—1946 гг.)


Рис. 8. Танковый комплект ИК-аппаратуры (1942 г.)

В 1943 г. была разработана и испытана самоуправляемая авиабомба СБ1-М с использованием встроенных телевизионных камер (рис. 9). Она была предназначена для действий против кораблей и других важнейших объектов противника. В 1946 г. планировалось изготовить 30 образцов. Авторы разработки: Д.В. Свечарник, С.А. Лебедев, А.А. Фельдбаум, А.И. Бояров, В.А. Карасев, П.В. Чебышев. 
Работы в лаборатории изоляции проводились под руководством К.А. Андрианова. Осенью 1941 г. крупнейшим достижением этого коллектива было создание горючей смеси для борьбы с бронетехникой противника, а также технологии ее безопасного разлива в обычные стеклянные бутылки (рис. 10). 
Важнейшим заданием для Опытного электромеханического завода ВЭИ с первых дней войны стало изготовление корпусов и других деталей для реактивных снарядов знаменитой «катюши» (БМ-13), производство которых на первых порах было очень трудоемким и требовало высокой квалификации персонала (рис. 11).
Совместно со специалистами Артиллерийской академии в 1943 г. был разработан механический гранатомет (рис. 12) для ведения автоматической стрельбы с высоким темпом, и по сей день вызывающий интерес военных специалистов. Скорость гранате придавалась механическим путем (без пороха или какого-либо иного взрывчатого вещества), поэтому стрельба не сопровождалась шумом и демаскирующими вспышками. Проведенные испытания показали лучшую прицельность и значительно большую кучность боя, чем у минометов, принятых на вооружение. 
В 1942 г. разработан прицел-привод для автоматического наведения счетверенных зенитных автоматов. Изготовлен образец, смонтирован на пушке и проведены предварительные испытания с отстрелом, показавшие хорошие результаты. 
Рис. 9. Самоуправляемая авиабомба ВЭИ со снятым обтекателем (1943 г.)


Рис 10. Изготовление бутылок с зажигательной смесью для фронта на Опытном электромеханическом заводе ВЭИ (1941 г.)


Рис. 11. Корпуса к реактивному снаряду БМ-13 (1941—1944 гг.)


Рис. 12. Механический гранатомет (1943 г.)

После 1943 г., когда фронт продвинулся на запад, руководство страны все большее внимание стало уделять задачам послевоенного восстановления. В ВЭИ акцент был сделан на общепромышленные разработки: создание новых типов коммутационных и защитных аппаратов, новых видов линейных и нелинейных керамических резисторов, исследование изоляции трансформаторов, изучение перенапряжений и борьба с ними, помощь промышленности в освоении новой продукции, в том числе для восстановления электрических станций и сетей. 
Для решения этих задач при ВЭИ было создано Особое конструкторское бюро высоковольтного аппаратостроения (ОКБ-2). 
В состав ОКБ-2 входили следующие подразделения: 
лаборатория коммутационной аппаратуры; 
лаборатория защитной аппаратуры; 
лаборатория перенапряжений;
лаборатория изоляции высоковольтных трансформаторов и аппаратов; 
лаборатория высоковольтных изоляторов; 
конструкторский отдел; опытный цех.
Этими подразделениями были разработаны: специальные предохранители для защиты трансформаторов напряжения; предохранители 35 кВ для наружной установки; выключатели с магнитным гашением дуги с керамическими камерами; газоразрядные выключатели на большие мощности (10 кВ при токах 20 кА); воздушный выключатель на 110 кВ; изоляция сухих трансформаторов (маломощных) для радиолокационных устройств; трубчатые разрядники на 35 и 110 кВ; вентильные разрядники для систем 220 кВ; специальные виды керамических сопротивлений; системы защиты минных полей от грозовых разрядов; высоковольтные препятствия и противодесантные заграждения; защитные средства от атмосферных перенапряжений для вращающихся машин. 
Были проведены исследования механизма гашения дуги переменного тока; импульсной прочности продольной изоляции трансформаторов; механизма нелинейности полупроводниковых материалов для создания современных высоковольтных аппаратов. Исполнителями работ были Е.М. Цейров, А.М. Бронштейн, А.М. Мелькумов, З.Л. Жиронкина, Н.М. Чернышев, Р.И. Кантор, Ф.В. Безруков, В.П. Савельев, Т.К. Шевелева, В.К. Кожухов, В.И. Пружинина, Г.А. Эйдман, Н.М. Жарков, Л.А. Мравян, А.В. Панов, А.А. Акопян, В.И. Чернышев.
В марте 1943 г. вышло решение правительства, в котором на ВЭИ возлагалась обязанность восстановления выпрямительных установок Подмосковного угольного бассейна. Требовалось изготовление большого числа новых ртутных выпрямителей (рис. 13). В лаборатории ртутных выпрямителей ВЭИ и на Опытном заводе были обеспечены ремонт и восстановление мощных многоанодных ртутных выпрямителей.
Рис. 13. Производство ртутных выпрямителей на Опытном электромеханическом заводе ВЭИ (1943—1944 гг.)

Переход на мирные рельсы для ВЭИ фактически начался в середине войны, когда началось освобождение захваченных врагом территорий и остро встала необходимость восстанавливать разрушенное военное хозяйство. Обескровленный призывом сотрудников в армию, эвакуацией, военными потерями институт остро нуждался в новых сотрудниках. Восстановление требовало, прежде всего энергетическое и промышленное хозяйство, которое можно было восстановить только квалифицированными усилиями. Необходимы были инженеры, техники, квалифицированные электрики и рабочие. Собирали молодежь с обескровленных войной районов. Таким образом в ВЭИ, например, попал старейший сотрудник института А.А. Перцев. Его и еще порядка десяти человек из шахт московского угольного бассейна, где они работали, летом 1943 года забрал на работу ВЭИ одетый в форму капитана госбезопасности, заместитель директора А.Н. Кислов. Нельзя считать, что на шахтах был избыток рабочих, туда возвращали рабочих даже из действующей армии, но работа в ВЭИ была еще более важной. Институту были необходимы молодые сотрудники для работ по разработке и выпуску электротехнического оборудования, нужного промышленности.
Война продолжалась, но уже шел постепенный перевод разбросанных по всему Уралу лабораторий ВЭИ в Москву. К работе в институте вернулись сотрудники, остававшиеся в Москве, прибыла большая группа специалистов, эвакуированных из разных исследовательских институтов Ленинграда. Началась большая работа, связанная с восстановлением страны, института и выполнением оборонных заказов.
В чрезвычайных обстоятельствах военного времени коллектив ВЭИ с честью решил все возложенные на него задачи. За высокие достижения институт награжден орденами Ленина и Октябрьской Революции. Многие из сотрудников были удостоены Государственных (Сталинских) премий, награждены орденами и медалями, почетными грамотами.

Справочно:

ХРОНИКА ВОЕННЫХ ЛЕТ ВЭИ:
1941 г.
22 июня - вероломное нападение фашистской Германии на Советский Союз
23 июля - прямое попадание двух бомб на территорию ВЭИ во время налета немецко-фашистской авиации на Москву. Гибель начальника охраны ВЭИ Белова
октябрь - эвакуация части отделов и лабораторий ВЭИ в Свердловск, Куйбышев и Баранчу
ноябрь - бомбардировка территории ВЭИ немецко - фашисткой авиацией. Гибель доктора ОЭМЗ А.И. Барканова
1942 г.
январь - начало плодотворной деятельности части института в Свердловске в количестве 132 человек, в том числе 13 докторов наук и 35 кандидатов наук
Эвакуация части ОЭМЗ в Красноуфимск
март - возвращение в Москву коллектива лаборатории П.В. Тимофеева и ряда сотрудников смежных лабораторий во главе с В.Г. Бирюковым и образование СКБ-1 ВЭИ
1943 г. - реэвакуация института. Возобновление деятельности всех отделов ВЭИ в Москве


Источники информации:
1. Всероссийский электротехнический институт имени В.И. Ленина. — М.: Знак, 2006.
2. Пономаренко В.П., Филачев А.М. Инфракрасная техника и электронная оптика. Становление научных направлений. — М.: Физматкнига, 2006.
3. Кормакова Е.Г. Об одной работе ВЭИ и МЭЛЗ в годы войны // В кн. «Астрономия на крутых поворотах XX века». — Дубна, 1997.
4. Золотарев В.А., Козлов И.А. Три столетия Российского флота. Период 1914—1941. — М.: АСТ; СПб.: Полигон, 2003.
5. ВЭИ. Все для фронта, все для победы. — М.: ГУП ВЭИ, 2005.
6. Лики науки. История ВЭИ и не только в документах и воспоминаниях (1921 - 1971). — М.: Три квадрата, 2011.
7. Статья в журнале "Вестник МЭИ". Разработки ВЭИ в годы Великой Отечественной Войны. Ю. А. Коваленко, В. И. Завадская, И. В. Овчаров, В. А. Чернов.
8. ВЭИ. Все для фронта, все для победы! — М.: ФГУП ВЭИ, 2016.